October 16, 2019

lost and found

страна мигрантов
О!
сколько нам открытий чюдных готовит гуголь ?

совсем внезапно, работая в трёхпоколенном направлении обнаружил библиотеку, а там — она :)
Margaret (nee: Higgins) Sanger risked scandal, danger, and imprisonment to challenge the legal and cultural obstacles that made controlling fertility difficult and illegal. Ms. Sanger viewed birth control as a woman’s issue and she was prepared to take on the medical establishment, the churches, the legislatures, and the courts. She was persuasive, tireless, single-minded, and unafraid of a fight. On October 16,1916 she opened a birth control clinic in Brooklyn, was arrested, and served thirty days for distributing information about contraceptives. From that experience, Sanger moved on to assume leadership of the struggle for free access to birth control. In 1921 she founded the American Birth Control League, the precursor to the Planned Parenthood Federation, and spent her next three decades campaigning to bring safe and effective birth control into the American mainstream.

September 27, 2019

Birth Strike vs Eugenic Feminism

Differing Conceptions of “Voluntary Motherhood”: Yamakawa Kikue’s Birth Strike and Ishimoto Shizue’s Eugenic Feminism


Sujin Lee U.S.–JAPAN WOMEN’S JOURNAL NO. 52, 2017

Yamakawa Kikue (1890-1980) and Ishimoto Shizue (1897-2001, later Katō Shizue after marrying labor activist Katō Kanju in 1944) were feminist pioneers of the birth control movement and established the first birth control organization in Japan, the Japan Birth Control Research Group (Nihon Sanji Chōsetsu Kenkyūkai), in May 1922, led by Ishimoto. Ishimoto observed Sanger’s birth control movement firsthand during her stay in  New York between 1919 and 1920. After returning to Japan in September 1920, Ishimoto worked to introduce birth control to Japanese society.

Although the organization disbanded less than a year later, the birth control movement continued throughout the interwar period as different actors— social reformists, proletarian activists, and feminists—agreed on the need to control population size and improve the “quality” of the Japanese population on eugenic grounds.

...my article analyzes the intersection of population discourses, feminist movements, and transnational birth control campaigns...

The crux of Sanger’s birth control movement was to promote women’s reproductive autonomy to transform the womb from the birthplace of poverty into the birthplace of a healthy race.

Yamakawa introduced Japanese audiences to Sanger’s concept of voluntary motherhood in her 1920 article “The Curse of Pronatalism” (Tasan shugi no noroi) in the magazine Taikan (General Views).

The concept of voluntary motherhood implied a causal link between a mother’s freedom and her potential to improve racial quality. It was therefore gendered and racialized freedom that Sanger pursued through the birth control movement.

both Neo-Malthusianism and socialism shared an economic determinism concerning the relationship between population and resources. Whereas Neo-Malthusianists believed that the balance between population and resources could be acquired by reducing population growth, socialists advocated an equal distribution of wealth or an increase in wealth. Yamakawa positioned herself as a critic of Neo-Malthusianism and socialism to remind both groups of the fact that birth control had to be a permanent goal even after overpopulation or poverty was resolved by the proletarian revolution (Yamakawa 1921a, 284-286). In her view, voluntary motherhood could not be reduced to economic determinism but instead retained its own merit as an expression of individual free will.

Sanger (1920, 9) asserted that the misery of the proletariat originated in their sexuality and, furthermore, that their sexuality served capitalism as its accomplice. Whereas Sanger problematized overpopulation as an immediate reality that working-class mothers themselves created, Yamakawa grasped the ideological tactics of the population problem, which inverted the causation of poverty. Yamakawa reframed birth control as a means of protest against the capitalist system. She advocated birth control as a weapon specically for the proletariat against exploitation and oppression and as a way of ghting the instrumentalization of women as breeding machines.

Yamakawa asserted that women’s rights to reproductive choice had to be protected even in a socialist state. Yamakawa (1921b, 247) asserts:
In short, [in an ideal society], people should be able to choose whether to give birth or not at their free will, just like they do when deciding marriage… I have no doubt that the difculties in getting married for economic reasons would be solved in the future. However, that cannot be directly linked to the conclusion that women will no longer need reproductive choice. In the same manner, the uselessness of contraception for economic reasons should be distinguished from the issue of birth control as women’s rights to decide on motherhood.
On the contrary, Ishikawa and many contemporary socialists left reproduction in the realm of nature, that is to say, the depoliticized sexuality of women.
In a pamphlet published by the Japan Birth Control Research Group in 1922, she advances the aim to breed better humans based on individuals’ “self- consciousness” and denes birth control as “a conscious control of population, far from race suicide or advocacy for sinful abortions”
This refashioned feminism, or “eugenic feminism,” was the crux of Ishimoto’s argument for birth control. Ishimoto also found new political potential for women’s reproductive roles by imaging birth control as a scientic solution for overpopulation and racial degeneration.

The motherhood protection debate generally divided Japanese feminists into two camps: 1) those who argued for the rights of the mother, as represented by Hiratsuka, and 2) those who advocated women’s rights in general, led in part by Yosano.

In a pamphlet published by the Japan Birth Control Research Group in 1922, she {Ishimoto} advances the aim to breed better humans based on individuals’ “self- consciousness” and denes birth control as “a conscious control of population, far from race suicide or advocacy for sinful abortions”

these feminists’ concerns about reproduction were simultaneously the symptoms of the politico-economic representation of reproduction and the respective critiques of it, that is, the formation of women’s political subjectivity by means of reproductive autonomy. Regardless of their different ideological visions, both Yamakawa and Ishimoto emphasized the link between the voluntary control of reproduction and women’s autonomy.

September 23, 2019

a true orgasm

May 23 ·

The Future is FemaleLike Page
May 23 ·

A recent study analyzing orgasms experienced by a group of American test participants aged 18 to 56 was conducted to compare orgasm intensity and duration between Females and males, during various sexual activity. Some of the major takeaways from that study:


Females have much longer orgasms than males. While Females of all age groups experienced orgasms averaging 28-96 seconds, the males in the group averaged orgasms of only 3-8 seconds.

Unlike males, Females do not have a refractory (recovery) period between orgasms, meaning Females possess multi-orgasmic ability, allowing them to experience further orgasms if they are stimulated again. The Female subjects in this test averaged between 11-20 orgasms per session, while the males averaged only 1-2.

Orgasm intensity varies greatly between Females and males, and is dramatically different depending on the sex of the partner and method of sexual stimulation:

The highest intensity orgasms were experienced by Females engaging in cunnilingus with Female partners. Female orgasms achieved through oral sex were much more intense when another Female was performing cunnilingus than when a male was attempting the same sex act.

The tongue is mightier than the penis. Female subjects achieved dramatically more intense orgasms through cunnilingus than they did when engaging in (PIV) sexual intercourse. Females also reached orgasm much more consistently and frequently through cunnilingus than they did through (PIV) sexual intercourse.

When it comes to penises, size definitely matters. Females engaging in (PIV) sexual intercourse with a male experienced much more intense orgasms when the male’s penis was 7-inches or greater in length than Females engaging in the same sexual activity with males which had smaller penises. Both penis length and girth were proven to be very important factors in determining sexual pleasure in Females engaging in (PIV) sexual intercourse, with penis length having a slight advantage over penis girth. Not only did Females engaging in (PIV) sexual intercourse with larger penises experience much more intense orgasms, but they also achieved orgasm at a dramatically more consistent rate. The study showed that Females engaging in (PIV) sexual intercourse with males who had longer, thicker erections achieved orgasm 28x more often than Females engaging in (PIV) sexual intercourse with less endowed males. The intensity of Female orgasm achieved during (PIV) sexual intercourse with males with larger penises also averaged 800% more intense than that of Female orgasm when achieved with a male having a smaller penis.

Females have better orgasms than males. Period. Not only do Females experience much longer orgasms than males, in much greater numbers than males, but the average intensity of the male orgasm didn’t even come close to comparing to the average intensity of the Female orgasm. When comparing the Female orgasm and the male orgasm side-by-side, what a male experiences during his ejaculation is nowhere near the power of a Female orgasm. In fact, the male “orgasm”, when compared to the Female orgasm, can barely be called a true orgasm at all.

~ Hannah

sex workers don’t want saving

The tactics employed by the club’s opponents are well established and – unlike in this case – usually successful. Campaigns to revoke the licences of strip clubs on the grounds that they exploit women and attract sexually depraved men are nothing new. One of the earliest campaigns was led by the New York Society for the Suppression of Vice which was established in 1873, and targeted burlesque theatres, calling them the “habitats of sex crazed perverts”. Anti-vice activists would sneak into the clubs and report the “disorderly” and “lewd” acts they saw on stage to the licensing committee, demanding the venue’s licence be revoked.

July 10, 2019

oppression by development

Отсюда, любопытное рассуждение:


  • Наталья Крайнова В смысле - о развитии или об угнетении путем развития? Русскоговорящие специалисты там появились тоже в процессе вот этой культурной экспансии. И да, они круто зарабатывали, потому что были по сути высококвалифицированным персоналом. На месте еще не было.
  • касательно длинного поста

    July 2, 2019

    Paris, 1937

    Она была дочерью миллионера, сестра жила за границей, муж, врач Алексей Замков, в 1919 году арестовывался Петроградской ЧК по обвинению в участии в белом заговоре и был отпущен лично Менжинским благодаря старому знакомству.

    В начале 1930-х годов Мухину высылали из Москвы, а после парижской выставки больше не пускали за границу.
    Вера Мухина и ее германский коллега Йозеф Торак, автор скульптурной композиции "Товарищество" выполнили социальный заказ на мощную энергетику, уверенность и оптимизм. Критики отметили, что Мухина положила в основу образа движение, а обнаженные атлеты Торака вышли статичными.
    Вера Мухина занималась не только монументальной скульптурой. Созданная ею коллекция одежды выставлялась в 1925 году в Париже. Ей также приписывают создание дизайна знаменитого советского граненого стакана, "пузатой" 500-граммовой пивной кружки и школьной формы для девочек.

    А ейный муш не доктор Преображенский?

    May 30, 2019

    suffrage

    23 мая решила все таки приобрести эту замечательную книгу Ольги Шныровой! И ни разу не пожалела об этом, читаю с удовольствием! Знаете, мое знакомство с темой суфражизма началось в 2016 году когда я посмотрела фильм режиссёра С. Гаврон ,,Суфражистка,,. Он произвёл на меня огромное впечатление. Тёк кто меня знают ближе скажут, что если я чем-то интересуюсь в любой сфере, я всегда стремлюсь изучить объект со всех сторон как можно более глубоко... так было и здесь, я сразу начала искать литературу... но поняла, что ее очень мало, либо нет. Поэтому я очень обрадовалась, когда заглянула в магазин и увидела эту книгу Ольги Шныровой ,, Суфражизм в истории и культуре Великобритании,,. Сразу хочу сказать, что книга написана очень интересно читается легко, вместе с тем обращает на себя внимание огромная работа проделанная автором. Использовано очень много материалов, документов и т. д. Все это позволяет читателю глубже познакомиться с историей вопроса и проследить развитие феномена. Для меня, как для социолога, такие книги особенно ценны! Хочу выразить огромную благодарность автору и пожелать дальнейших успехов!

    May 10, 2019

    Yukova

    Любопытно:
    Елена Васильевна Турбина-Тальберг — один из центральных персонажейромана «Белая Гвардия» и написанной на его основе пьесы «Дни Турбиных»Михаила Булгакова. В романе — Елене 24 года, а в пьесе −23 года.

    Приемный зал Императорского воспитательного дома
    Приемный зал Императорского воспитательного дома.
    Прием прошений от женщин, желающих отдать своих детей. 1913.
    Фотоателье Буллы
    Анализ дискуссии об абортах, которая развернулась, прежде всего, на страницах профессиональной печати в России на рубеже XIX—XX веков. Эта дискуссия зафиксировала новые практики жизни представителей разных сословий и классов в сфере интимных отношений, обнаружила изменение отноше-ния россиян к многочадию, абортам, контрацепции, правам женщин. Материалы XII Пироговского съезда о «преступных выкидышах» не раз становились предметом анализа историков, демографов, социологов. Данная статья написана на более широком корпусе источников. В частности, на материалах III и XI Пироговских съездов, дискуссий в региональных отделениях Пироговского общества, на ма-териалах IV съезда Общества российских акушеров и гинекологов и Х Общего собрания Русской группы Международного союза криминалистов, а также на ос-нове статей в профессиональных и толстых журналах, таких как «Терапевтическое обозрение», «Врач», «Русский врач», «Журнал акушерства и женских болезней», «Право», «Русское богатство», «Вестник Европы», феминистского журнала «Женский вестник», брошюрах врачей, юристов и социологов.

    Наталья Васильевна Тальберг на III съез-де высказалась в поддержку криминализации аборта. Надежда Владимировна Земляницина-Камбарова из Пермской губернии также считала, что «как бы ни были социальные условия тяжелы, — право узаконить выкидыш они не дают» [Двенадцатый…, 1913: 213]

    Ольга Петровна Пирожкова (Московская городская больница) по результатам своего статистического исследования делала следующий вывод: «Выход может быть только один: предоставить женщине полную свободу распоряжаться самою собою», «врачи обязаны помочь женщине, т. е. научить ее, как уберечь себя от беременности, по тем или иным причинам ей нежелательной. Только тогда… уменьшится число абортов и сохранится масса молодых женских жизней» [Пирожкова, 1911: 107].

    March 11, 2019

    sex differs

    из фб:
    Anastasia Ovsiannikova 17 mins ·

    Поскольку играю в челлендж про 10 фильмов, перебираю в уме всякое выдающееся мировое кино. Боже мой, сколько же секса было в фильмах 70-х! А также прочитала (милостью чудесных Коалы и Лемуры) две книжки Бена Аароновича, так вот, в одной там прямо секс-секс-секс.

    К статус-кво привыкаешь и перестаешь обращать внимание, только когда вдруг вот так где-то сталкиваешься и замечаешь как нечто особенное, нечто эдакое, – понимаешь, до какой степени и как быстро человечество перестало трахаться.

    мой камент:
    время после революции, а потом откат — всегда так
    кстати, возраст 1го соития увеличился в тех местах, по коим статистика есть, в РФ, в частноти
    но не сильно

    February 17, 2019

    wells Lenin

    слушает Бетховена
    Slava Shafir Интересно, из википедии.

    О первом своём посещении большевистского государства Уэллс написал книгу «Россия во мгле». В ней он, среди прочего, подробно описал свою встречу с Лениным и существо различия их позиций:

    Эта тема привела нас к нашему основному разногласию — разногласию между эволюционным коллективистом и марксистом, к вопросу о том, нужна ли социальная революция со всеми её крайностями, нужно ли полностью уничтожать одну экономическую систему до того, как может быть приведена в действие другая. Я верю в то, что в результате большой и упорной воспитательной работы теперешняя капиталистическая система может стать «цивилизованной» и превратиться во всемирную коллективистскую систему, в то время как мировоззрение Ленина издавна неотделимо связано с положениями марксизма о неизбежности классовой войны, необходимости свержения капиталистического строя в качестве предварительного условия перестройки общества, о диктатуре пролетариата и т. д.

    23 июля 1934 года Уэллс вновь посетил Россию (СССР) и был принят Сталиным. Об этой встрече Уэллс писал:

    Я сознаюсь, что подходил к Сталину с некоторым подозрением и предубеждением. В моём сознании был создан образ очень осторожного, сосредоточенного в себе фанатика, деспота, завистливого, подозрительного монополизатора власти. Я ожидал встретить безжалостного, жестокого доктринёра и самодовольного грузина-горца, чей дух никогда полностью не вырывался из родных горных долин…

    Когда я заговорил с ним о планируемом мире, я изъяснялся на языке, которого он не понимал. Выслушивая мои предложения, он никак не мог взять в толк, о чем идет речь. По сравнению с президентом Рузвельтом он был очень скупо наделен способностью к быстрой реакции, а хитроумной, лукавой цепкости, отличавшей Ленина, в нем не было и в помине. Ленин был насквозь пропитан марксистской фразеологией, но эту фразеологию он полностью контролировал, мог придавать ей новые значения, использовать ее в своих целях. Ум Сталина почти в той же степени вышколен, выпестован на доктринах Ленина и Маркса, как выпестованы гувернантками те умы британской дипломатической службы, о которых я уже написал столько недобрых слов. Его способность к адаптации так же невелика. Процесс интеллектуального оснащения остановился у него на точке, которой достиг Ленин, когда видоизменил марксизм. Ни свободной импульсивностью, ни организованностью ученого этот ум не обладает; он прошел добротную марксистско-ленинскую школу... Я никогда не встречал человека более искреннего, порядочного и честного; в нём нет ничего тёмного и зловещего, и именно этими его качествами следует объяснить его огромную власть в России.

    Я ожидал увидеть Россию, шевелящуюся во сне, Россию, готовую пробудиться и обрести гражданство в Мировом государстве, а оказалось, что она все глубже погружается в дурманящие грезы советской самодостаточности. Оказалось, что воображение у Сталина безнадежно ограничено и загнано в проторенное русло; что экс-радикал Горький замечательно освоился с ролью властителя русских дум... Для меня Россия всегда обладала каким-то особым очарованием, и теперь я горько сокрушаюсь о том, что эта великая страна движется к новой системе лжи, как сокрушается влюбленный, когда любимая отдаляется[22].
    5